БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ О «БОЛЬШОМ ТЕРРОРЕ»

Ежегодно, начиная с 1991 года, 30 октября в России отмечается как «День памяти жертв политических репрессий». В этот день, в основном, «под эгидой» чиновников и функционеров «Единой России», проходят траурные акции, митинги, возложения венков и цветов к памятникам репрессированным, «уроки памяти» в школах и тому подобные мероприятия.

Нынче же этот день «усилен» 80-летием так называемого «большого террора», когда в 1937-м и в течение нескольких последующих лет в Советском Союзе значительно возросло количество граждан, осуждённых по политическим мотивам.

Характерно, что сейчас о «большом терроре» и о его жертвах говорится, в основном, не на основании архивных документов и иных, заслуживающих доверия исторических источников, а на эмоциях, на уровне «ужастиков».

По телевидению сплошным потоком идут фильмы и «документальные» передачи, показывающие и рассказывающие о том, как «одна половина страны сидела, а другая половина – охраняла», о «десятках миллионов невинных жертв», о «кровавом упыре» Сталине и т.п.

В школах у нас теперь изучается такой «классик литературы» как Солженицын, главное антисоветское произведение которого – «Архипелаг ГУЛАГ», по его же собственному признанию, является «опытом художественного исследования» (то есть выдумкой).

Мало того, даже в выступлениях самых высокопоставленных чиновников страны всё чаще звучат слова о том, что нам всем необходимо «покаяться за преступления сталинизма».

Так что же происходило в те годы на самом деле?

* * * * *

В любой информации о «репрессиях» 20-50-х годов прошлого века всегда присутствуют такие эпитеты как «незаконные», «массовые», «политические» и, обязательно, «сталинские».

Пойдём по порядку.

* * * * *

Что означает это расхожее слово – «репрессии»?

Согласно Закону РФ №1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 г., репрессиями «признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам… лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам…».

Данный закон, принятый сразу же после памятных событий августа 1991 года, написан как будто специально для сталинского Советского Союза. Как будто ни до, ни после этого периода в нашей стране, как и во всех других странах мира, никаких репрессий никогда не было, да и быть не могло.

Однако, например, после нападения Японии в 1941 году на США, в этой, как считается, демократической стране 120 тысяч японцев (из которых 62% имели американское гражданство) «на всякий случай», без суда были помещены в специальные лагеря, где находились до окончания Второй мировой войны. Но у нас, почему-то, говорят только о переселении Сталиным крымских татар и чеченцев…

Ещё пример. С недавних пор в РФ введена такая явно репрессивная мера как ограничение выезда за границу граждан, имеющих задолженность, например, по оплате услуг ЖКХ. По данным службы судебных приставов, в список таких «невыездных» граждан только в 2016 году попало 1,5 миллиона россиян. И вроде бы это не политические, но всё-таки – репрессии… А ещё говорят, что в СССР был «железный занавес»!

То есть репрессии – это, по сути дела, некий инструмент, применяемый государством по отношению к отдельным лицам или группам лиц, представляющим для этого государства какую-либо опасность. Причём, инструмент универсальный, применяющийся со времён Древнего Египта до наших дней. В любой стране и любой властью.

В сталинском же СССР политические репрессии проводились государством трудящихся (то есть – большинства населения) в целях подавления паразитического и враждебного трудящимся меньшинства, называемого тогда соответствующим образом – «контрреволюционными элементами» и «врагами народа». И были с точки зрения трудящегося большинства совершенно оправданными.

* * * * *

Теперь о «незаконности» «сталинских репрессий».

Все приговоры и решения по уголовным делам в те годы выносились в соответствии с Уголовным кодексом 1926 года (действовавшим до 1961 г.) и соответствующими УК других союзных республик.

«Тройки», «особые совещания» и другие подобные органы также были вполне законными, так как даже в Конституции 1936 года было сказано, что «правосудие в СССР осуществляется», в том числе «специальными судами СССР, создаваемыми по постановлению Верховного Совета СССР».

Если же говорить об отдельных нарушениях закона при рассмотрении дел и вынесении приговоров, то они, конечно же, были, и в 1937-1938 г.г. их было особенно много. Но где и когда обходится без этого?

Другое дело, что сейчас у нас как-то не любят говорить о том, что уже в 1939-1941 годах, задолго до «хрущёвской оттепели», многие неправомерные приговоры, вынесенные за два предыдущих года, уже были пересмотрены, невинно осужденные реабилитированы, а лица, допустившие нарушения закона, наоборот, привлечены к ответственности.

* * * * *

Насколько «массовыми» были «политические» репрессии в сталинские годы?

Тот же Солженицын говорит о «110 миллионах жертв» (притом, что всё население СССР на 1939 год составляло 170 млн. человек). Известный соратник Горбачёва – А. Яковлев называл цифру в «100 миллионов погибших».

На самом же деле, по архивным данным советских правоохранительных органов, всего с 1921 по начало 1954 года «за контрреволюционные преступления» было приговорено к смертной казни 642 980 человек, к лишению свободы – 2 369 220, к ссылке – 765 180.

Также надо учитывать, что не все приговоры к высшей мере наказания приводились в исполнение, а из вышеприведённого общего количества осужденных граждан далеко не все были привлечены к ответственности за так милые сердцу «обличителей» антисоветскую агитацию или саботаж, то есть как бы «ни за что». Большую часть «контрреволюционеров» составляли бандиты, шпионы, диверсанты, фашистские полицаи, бандеровцы, власовцы и тому подобные персонажи.

Всего же за все сталинские годы в местах заключения содержалась примерно одна треть – осуждённые за «контрреволюционные преступления», и ещё две трети – обычные уголовники.

Бытовой пример. Известно, что в годы Великой Отечественной войны погибло около 11,5 млн. советских военнослужащих. И у нас всегда говорят, «что война не обошла стороной ни одну семью», то есть у каждого современного жителя России среди дедов, прадедов и их братьев есть погибшие на полях сражений. И это действительно так. А попробуйте вспомнить, у многих ли из вас или из ваших родственников и знакомых в роду есть репрессированные? Вот то-то и оно! Это при «100» или «110 миллионах жертв»!

* * * * *

Что касается роли И.В. Сталина в «сталинских» репрессиях, то его личное участие в этом, несмотря на все «документы» и «воспоминания очевидцев», документально не установлено.

Однако идеологическое обоснование такой политической линии было в какой-то степени дано в докладе Иосифа Виссарионовича на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП (б) 1937 года.

В своём выступлении он сказал: «чем больше будем продвигаться вперёд, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы… они имеют прямую поддержку со стороны наших врагов за пределами СССР… Необходимо помнить всё это и быть начеку».

То, что произошло впоследствии, к сожалению, показало, что Сталин был на сто процентов прав, и «разбитые эксплуататорские классы» всё-таки оказались не до конца разбиты, и спустя десятилетия смогли вернуть утраченное…

* * * * *

Завершить эту статью хочется гуляющей по просторам интернета фразой, чаще всего приписываемой известному общественному деятелю А. Вассерману – в прошлом антисоветчику, а нынче убеждённому сталинисту:

«Чем больше текущий цвет нации будет твердить, что при Сталине Родина добилась прогресса и величия ценой принесения в жертву цвета нации – тем больше в общественном сознании будет крепнуть уверенность, что текущий цвет нации срочно нужно принести в жертву – иначе величия и прогресса не дождёшься».

М. Сметанин