ИСТОРИЯ «КВАРТИРНОГО ВОПРОСА» В ВИЧУГЕ. ГОРОД БЕЛЫХ КОЛОНН И РАБОЧИХ КАЗАРМ

Как известно, Вичуга как город была основана в 1925 году, хотя ещё до Октябрьской революции являлась крупным фабричным центром текстильной промышленности. На фабриках тогда работало очень много народу, в основном, бывших крестьян из окрестных деревень, и если мысленно перенестись на «машине времени» лет эдак на 120-130 назад, то вичугский пейзаж представлял собой бескрайнее море частных бревенчатых изб с возвышающимися среди них краснокирпичными фабричными корпусами.

Надо сказать, что вопрос обеспечения вичужан жильём был актуальным как тогда – более века тому назад, так и сегодня, когда промышленности в нашем городе, к сожалению, уже почти не осталось…

Очень условно историю «квартирного вопроса» в Вичуге можно разделить на 4 больших этапа:

1) дореволюционный;

2) «сталинский» (примерно до конца 50-х – начала 1960-х г.г.);

3) «хрущёвско-брежневский» (до 1991 года)

4) новейший или, если угодно «ветровско-ступинский» (1992-2015).

Начнём сначала.

 

ПЕРВЫЙ ЭТАП: ГОРОД БЕЛЫХ КОЛОНН И РАБОЧИХ КАЗАРМ

В начале прошлого века вичугские текстильные фабрики работали на полную мощность, число рабочих на них, особенно по сравнению с последними «стабильными» годами, было просто заоблачным. Так, например, в 1912 году только на фабрике А.И. Коновалова в Бонячках (затем им. Ногина) работало 5000 человек, а у И.А. Кокорева в селе Тезино – почти 6500!

Понятно, что жилья для всех тогда не хватало. Решение этой проблемы находилось целиком в руках фабрикантов, особенно учитывая их заинтересованность в привлечении кадров, а также то, что за счёт госбюджета жильё тогда практически не строилось. Что же предпринималось фабрикантами для решения «квартирного вопроса»?

Первым путём решения проблемы было строительство рабочих общежитий или, как их раньше называли, казарм. К 1912 году в Бонячках и Тезине насчитывалось 10 таких зданий. Наибольшее их количество – шесть – было возведено Коноваловыми. Из сохранившихся до нашего времени – это до сих пор жилые здания по таким адресам как ул. Абрамовой,18, Ленинградская,60, Ульяновская,1, Н. Куликовой,2-г.

Казармы разделялись на семейные и общие. Пользование ими было для рабочих бесплатным, однако фабриканты оставляли за собой право требовать от обитателей казарм строгого соблюдения правил внутреннего распорядка и, при невыполнении их, налагали на рабочих штрафы и могли даже пойти на такую меру, как «лишение квартиры». В расчётных книжках коноваловских рабочих было записано, что они «в жилых фабричных помещениях обязаны соблюдать чистоту и опрятность… держать себя тихо и справно, не дозволяя употребления грубых бранных слов и всяких неприличных действий».

Казармы обычно не могли вместить всех рабочих и, поэтому, вторым направлением решения жилищной проблемы стало строительство индивидуального жилья для рабочих и служащих фабрик.

Для рабочих строились деревянные дома, которые, вместе с земельными участками, сдавались им в аренду на 10-12 лет, в течение которых выплачивалась их полная стоимость. По договорам, заключённым между администрацией предприятия и рабочими, последние вносили ежемесячную арендную плату в размере около 30% месячного жалованья. Именно таким «ипотечным» образом был построен так называемый «Сашинский посёлок», названный в честь Александра Коновалова.

А для служащих и инженерно-технических работников, уже полностью за счёт фабрики, строились каменные, в основном одноэтажные дома коттеджного типа на несколько квартир. А.И. Коноваловым был выстроен целый комплекс таких зданий в районе больницы, названный в честь его сына Сергея – посёлок «Серёжино» (сейчас Первомайский посёлок – жилые дома, а также здания художественного и краеведческого музеев).

Другим путём была выдача денежных ссуд для рабочих с целью постройки ими собственного жилья. Так тезинский фабрикант И.А. Кокорев в 1914 году постановил «разрешить выдавать денежным рабочим на постройку домов до 300 руб. на одного человека с возвратом таковых в 2-3 года».

И всё же, несмотря на все эти меры, некоторая часть рабочих и служащих были вынуждены жить на частных квартирах. Им хозяева фабрик к зарплате доплачивали так называемые «квартирные деньги», то есть дотацию. К 1914 году её размер доходил до 3 руб. на каждого члена семьи в месяц (при средней зарплате около 25 руб.).

Что же касается тогдашней вичугской «элиты» – фабрикантов, купцов, ворующих чиновников, то они, как и сейчас, в удовольствии «пожить широко» себе не отказывали. Достаточно взглянуть на особняки купца Полунова (нынешнее управление соцзащиты и ЗАГС – ул. 50 лет Октября,13), фабриканта Коновалова (МФЦ – ул. Б. Пролетарская,8), фабриканта Разорёнова (военкомат – ул. Комарова,31).

То есть главной приметой того далёкого времени было вопиющее расслоение, в том числе и в жилищном вопросе – между хижинами и дворцами.

(Продолжение следует)