О СКОЛЬКИХ ПОГИБШИХ МЫ ВСПОМИНАЕМ В «ДЕНЬ ПАМЯТИ И СКОРБИ»?

Сегодня исполнилось 76 лет со дня начала самой кровопролитной в истории человечества Великой Отечественной войны, являющейся главной составной частью наиболее глобального военного конфликта всех времён и народов – Второй мировой войны.

На протяжении многих лет после Победного Мая 1945-го этот день особо не отмечался, просто на школьных уроках истории и на встречах тогда ещё нестарых ветеранов вспоминали о нём и о жертвах, понесённых страной в годы войны.

Затем в 1996 году президент Б. Ельцин своим указом постановил именовать 22 июня «Днём памяти и скорби». Это, на первый взгляд, довольно безобидное юридическое «оформление» действительно скорбной для миллионов советских людей даты на самом деле имело явную антисоветскую «подложку».

Так если до этого времени 22 июня тихо вспоминали дату начала войны и погибших в борьбе с фашизмом, то теперь акцент сместился на «память и скорбь» как бы обо всех жертвах войны. Конечно, если в прошлом году целый министр культуры РФ в пережившем блокаду Ленинграде (Санкт-Петербурге) с помпой устанавливал памятную доску человеку, командующему войсками, осуществлявшему эту самую блокаду, то становится понятным, к чему клонят господа «примирители».

Кстати, «День памяти и скорби» Ельцин установил в том же 1996 году, когда официально отменил празднование Великой Октябрьской социалистической революции…

* * * * *

Говоря о «миллионах жертв Великой Отечественной войны» чрезвычайно важно всё-таки уточнить – о скольких погибших мы вспоминаем в «День памяти и скорби»?

Почему важно? Да потому что спекуляции вокруг этой цифры, как правило,  в сторону её увеличения, «обесценивают» День Победы, воспитывают у народа-победителя и, особенно, у молодёжи «комплекс вины» за «миллионы бессмысленных жертв» и так необходимый для боящихся потерять награбленное антисоветизм.

Как говорится, это нужно не мёртвым, это нужно живым!

Конечно, установить точное число потерь в 1941-1945 годы невозможно по целому ряду причин. И из-за неразберихи в документах и архивах тех лет (эвакуации, бомбёжки и т.п.), и из-за более поздней «перестроечной» их фальсификации, из-за разных методик подсчёта погибших, и т.д.

Однако приблизительно (хотя бы с точностью до 1-2 млн. человек) количество потерь установить можно. И более того, необходимо.

* * * * *

Основные тезисы наших местных и зарубежных фальсификаторов истории Великой Отечественной войны по вопросу людских потерь в ней состояли и до сих пор состоят:

– во-первых, в огромных (не менее 20 млн. человек) потерях СССР;

– во-вторых, в преобладании (примерно в 2-2,5 раза) потерь мирного населения СССР над потерями военнослужащих в ходе боевых действий;

– и, в-третьих, значительно меньших, в несколько раз, потерь Германии и её союзников по сравнению с потерями СССР.

Можно сразу сказать, что все эти три тезиса являются, мягко говоря, искажением реальных исторических событий, или, попросту выражаясь, откровенным враньём.

* * * * *

Для начала вспомним историю вопроса.

Великая Отечественная война завершилась, как известно, 9 мая 1945 года.

В течение 16 лет после неё все людские потери СССР в войне оценивались в 7 млн. человек. В феврале 1946 года эта цифра была впервые опубликована в журнале «Большевик». А через месяц И. Сталин в интервью газете «Правда» заявил, что «в результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек».

На самом деле, как говорят, Сталину были известны совсем другие данные – 15 млн. человек. Об этом ему было доложено в начале 1946 года по результатам работы комиссии под руководством председателя Госплана СССР Н. Вознесенского. Скорее всего, Иосиф Виссарионович просто не захотел показывать ни населению СССР, ни в особенности враждебному капиталистическому окружению реальные масштабы потерь, и решил «уменьшить» их вдвое.

Затем, при Н. Хрущёве ситуация кардинально изменилась. В ход пошло уже не преуменьшение, а наоборот – преувеличение цифры советских людских потерь.

Действуя так называемым «балансовым методом», то есть сопоставляя результаты Всесоюзных переписей населения 1939 и 1959 годов, учёные-демографы насчитали приблизительное количество потерь в районе 20 млн. человек.

И, несмотря на то, что указанный метод был крайне неточным и даже некорректным (в общее количество включались не только жертвы войны, но и не родившиеся из-за неё, и младенцы, умершие из-за ухудшения условий военной и послевоенной жизни и прочее), он был использован. Правда, вместо «погибли» была выработана такая формулировка – «война унесла жизни».

И 5 ноября 1961 года Н. Хрущёв в письме премьер-министру Швеции отметил, что «прошедшая война унесла два десятка миллионов жизней советских людей».

А 9 мая 1965 года, в день 20-летия Победы, Л. Брежнев в своей речи сказал, что страна потеряла «свыше 20 миллионов человек».

Затем, уже в 80-е годы, с приходом к власти группировки М. Горбачёва начались попытки ещё больше «увеличить» число военных потерь СССР.

Некоторые «исследователи» договорились даже до цифры в 40-50 млн. человек. Официально же «перестройщики» «увеличили» потери Советского Союза в Великой Отечественной войне до 26,6 млн. человек (почти сразу же и эту цифру «округлили» до 27 млн. человек).

Таковой она остаётся и до сих пор, звуча в выступлениях на 9 Мая и 22 июня из уст всех наших начальников – от президента до главы сельской администрации.

* * * * *

Зачем же всё-таки всё это делалось? Зачем понадобилось искусственно завышать число наших потерь?

Ответ простой. Всё это являлось составной частью инспирированной горбачёвским (а затем ельцинским и т.д.) руководством широкой пропагандистской кампании по «разоблачению сталинизма». Вся пропаганда была построена с таким расчётом, чтобы Сталин (а не Гитлер) выглядел главным виновником огромных людских потерь в Великой Отечественной войне.

С тех пор, к сожалению, ничего не изменилось. По главным телеканалам идут фильмы типа «Штрафбатов» и «Цитаделей», в которых красноармейцы воюют, вместо винтовок, черенками от лопат, где гитлеровцев победили только «завалив трупами», а главное – маньяки-большевики истребили больше своего населения, чем врага. А в День Победы в главном выступлении на Красной площади мы не слышим ни названия государства-победителя, ни наименования организации, сплотившей и мобилизовавшей страну, ни правильного названия её вооружённых сил, ни фамилии Верховного Главнокомандующего.

В такой обстановке – обмана, подтасовок и умолчания – можно испоганить и девальвировать и саму Победу. За что, дескать, воевали, если в результате победители пострадали больше побеждённых?

* * * * *

А теперь, чтобы постараться развеять вышеприведённую ложь, посмотрим внимательно на несколько важных моментов.

Первое. Простой вопрос: кто с кем воевал в Великой Отечественной войне? Обычный ответ – СССР с Германией.

На самом деле, против Советского Союза выступила фактически почти вся объединённая Европа того времени. Официально в войну против СССР вступили Германия (включавшая в себя к тому времени территорию Австрии, Польши и др.), Италия, Финляндия, Румыния, Венгрия и Словакия.

Также свои войска против СССР послала Испания, в составе добровольческих соединений СС на восточном фронте воевали граждане Франции, Великобритании, Бельгии, Болгарии, Швеции, Норвегии, Дании, Нидерландов и других стран.

Вопрос: почему же советские потери сравнивают только с немецкими? Правильнее их сравнить с потерями всех захватчиков, напавших на СССР. И тогда выражение «трупами завалили» будет явно неуместно.

Второе. Надо также учитывать, что против Советского Союза воевали не только граждане вышеперечисленных стран, но и бывшие подданные Российской империи, а также немалое количество… граждан СССР.

Речь идёт о бывших белогвардейцах-эмигрантах (генералы Краснов, Шкуро и др.), прибалтийских «лесных братьях», украинских бандеровцах, крымских татарах, чеченцах, «Русской освободительной армии» Власова, «полицаях» и прочих предателях.

Ясно, что потери этих формирований надо относить не на счёт Красной Армии, а плюсовать к потерям гитлеровцев.

Третье. В любой войне людские потери бывают прямые и косвенные.

Прямые потери – это военнослужащие – погибшие, пропавшие без вести, умершие от ран и не вернувшиеся из плена. Для мирного населения к прямым потерям можно отнести смерть от авиабомбёжек, артобстрелов, а также от карательных действий оккупантов и создания невыносимых для жизни условий (например, голод в блокадном Ленинграде).

К косвенным потерям относятся потери военнослужащих, не связанные с боевыми действиями (болезни, расстрелы за преступления, несчастные случаи и т.п.), а также увеличение смертности среди мирного населения из-за различных лишений военного времени. Сюда же относится и упоминавшееся выше снижение рождаемости в военные и послевоенные годы.

Так вот все страны – участники Второй мировой войны – учитывали и учитывают в своих статистических отчётах ТОЛЬКО ПРЯМЫЕ потери своих армий и населения. У нас же, начиная с Хрущёва, приплюсовали к прямым потерям ещё и КОСВЕННЫЕ.

Несправедливо.

 * * * * *

В итоге получается, что, начиная с хрущёвских времён и по сей день руководство СССР, а затем и РФ, значительно преувеличивает количество потерь советских граждан, как военнослужащих, так и мирного населения в Великой Отечественной войне.

А западные страны, в первую очередь, Германия и её бывшие союзники – наоборот преуменьшают свои собственные потери.

Каковы же всё-таки людские потери СССР в Великой Отечественной войне?

По данным наиболее, на наш взгляд, заслуживающего доверия исследователя данного вопроса, доктора исторических наук В. Земскова, реальные прямые потери Советского Союза составляют около 16 млн. человек, из которых 11,5 млн.  военнослужащие и 4,5 млн. – гражданское население.

Что же касается всех наших противников в Великой Отечественной войне, то всего, с учётом вышеприведённых доводов, они потеряли не менее 12 млн. человек (включая гражданское население), из которых потери только Германии составили около 9 млн. человек.

М. Сметанин