РАЗГОВОР С ТАКСИСТОМ О СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЁЖИ

Довелось тут как-то намедни проехаться мне по своим делам по родному городу на такси, как громко именуются у нас многочисленные частники-«бомбилы».

Поездка была недолгой, всего минут пятнадцать, но за это небольшое время состоялся у меня с владельцем кредитной иномарки очень интересный, на мой взгляд, разговор.

Водитель – на вид лет 55-57, худощавый такой мужичок, видно, что человек рабочий, не бездельник. Но, как про таких мужиков говорят у нас: «человек простой» и, видимо, не слишком задумывающийся над тем, почему в наше время тому, кто трудится, живётся, почему-то, хуже, чем бездельнику…

И вот, слово за слово, завязался между нами такой разговор.

– Тяжело стало работать, очень тяжело, – сетовал мужичок, – клиентов мало стало, у людей денег нет. Бензин растёт, а мы цены стараемся не повышать, а то и вообще ездить никто не будет.

– Так машина-то у тебя вроде новая, значит, заработал?

– Какое там – в кредит взял, на пять лет, – пожаловался таксист, –  теперь вот, не поверишь, даже спать плохо стал, боюсь, что выплатить не смогу, денег не хватит, весь на нервах. А если полетит чего-нибудь серьёзное или побью машинку, не дай бог, так и вообще беда, хоть в петлю лезь.

– А раньше где работал, до такси? – спрашиваю.

– Да где только не работал. В Москве долго, но сейчас уже тяжело – возраст, да мест рабочих и в столице меньше стало, пришлось домой вернуться. А раньше, давно – на машзаводе слесарем. Вот тогда было нормально: зарплата хорошая, премии, квартиру получил и всё такое. Но кончились, видать, те времена… Теперь вот и на пенсию неизвестно когда выйдешь, не доживёшь до неё, наверное.

– Да мы-то ладно, – говорю, – жизнь, можно сказать, прожили. А вот молодёжь что ждёт?

– Да не знаю, – отвечает мой случайный собеседник, – молодёжь сейчас другая стала, и живёт, и думает по-другому, не как мы раньше. Всё им легко кажется, всё, как они говорят, по кайфу.

– Так уж и всё, и всем?

– Ну да, вот смотри, – оживился таксист, – сравни наше детство, и их сейчас. Что вот я в детстве своём видел? Ничего! А у них сейчас – и интернеты, и айфоны, и шмотки всякие. А я, помню, джинсы первые нормальные достал только после свадьбы…

– Ничего, говоришь, в детстве своём не видел? – говорю ему, – а вот скажи, работа тогда у твоих родителей всегда была?

– Конечно, а как же!

– А квартиру, в которой вы жили, они бесплатно получили или, как сейчас, покупали или по ипотеке взяли?

– Ну, конечно, бесплатно, тогда же не было ипотек никаких, сам знаешь.

– И за ЖКХ с капремонтом и мусором по ползарплаты не отдавали?

– Не отдавали.

– А, может, ты сам в школе, в техникуме за деньги учился? Или кружки и секции спортивные платными были? Или работу первую себе долго искал, на бирже годами стоял? Да дело, конечно, не только в деньгах. Помнишь, походы, костры, песни под гитару?..

– Да, всё так, понял я тебя, – сказал, помолчав, таксист, – сдаюсь, убедил. Да тогда ведь не замечали мы всё это, не ценили. Думали, что так оно и должно быть… И будет всегда.

– Да у нас с тобой, – подвожу итог, – были самые счастливые в мире детство и молодость. А вот нынешней молодёжи не позавидуешь. Те, у кого родители в нищете, сами еле перебиваются, в кредитах, на зарплатах копеечных, на съёмных квартирах, детей боятся заиметь, потому как кормить их нечем. А тем молодым-беспечным, кто сейчас пока с айфонами и кому «всё по кайфу», значит, те же родители и бабушки-дедушки, что поудачливее или сами себе во всём отказывая, скажем так, помогают. Не понимая, однако, что детям этим потом ещё тяжелее в жизни будет… Всё приехали, вот здесь высади меня.

– Ну, так и чего ж теперь делать-то? – спросил напоследок таксист, – что ждать, на что надеяться?

– Как говорится, надеяться на лучшее, готовиться к худшему. Но без второго, первого не будет, это точно. А баловать молодёжь не надо, пусть с детства видят жизнь такой, какая она есть на самом деле. Тогда быстрее всё поймут и всему научатся.

М. Сметанин