ВИЧУГА: ИСТОРИЯ В НАЗВАНИЯХ

Прошлое своей страны и своего родного края можно изучать с помощью различных источников: археологических находок, памятников архитектуры, письменности и т.п.

Однако одним из наиболее интересных направлений краеведения является топонимика – наука, изучающая географические названия (топонимы), их происхождение, значение, развитие, современное состояние, написание и произношение.

* * * * *

Впервые название «Вичуга» официально, в письменном источнике («жалованной грамоте») упоминается в 1482 году, когда московский Великий князь Иван III подарил князю Ф. Бельскому ряд земель, среди которых упомянута и «волость Вичуга». Отсюда, кстати, название деревни Забельское современного Вичугского района (в ХV веке так, вероятно, именовался населённый пункт, стоявший на границе владений, удерживаемых «за Бельскими»).

Также необходимо уточнить, что Вичугой и тогда, и в последующие столетия называлось село – центр волости, которое с 1939 года стало именоваться «посёлок Старая Вичуга». Кроме того, название «Вичуга» с 1871 года носила наша железнодорожная станция.

Город Вичуга был образован постановлением Президиума ВЦИК 6 июня 1925 года, а 13 сентября 1926-го аналогичным образом был создан Вичугский район.

Сначала город входил в состав района, но с 1939 года обе территории обрели собственный «суверенитет», которым обладают и по сей день, кроме небольшого «объединительного» периода в 1983-1991 г.г.

И хотя город Вичуга и Вичугский район существуют ещё меньше века, однако, если заглянуть вглубь веков, то можно заметить, насколько наша земля богата своим историческим прошлым, традициями, событиями и людьми.

Об этом говорят и наши географические названия, весь массив которых можно условно разделить на четыре «волны», которые, «нахлынув» одна за другой, и сформировали тот неповторимый топонимический портрет нашей малой Родины.

* * * * *

С незапамятных времён и до конца I тысячелетия нашей эры коренными обитателями вичугских и соседних с ними земель были представители племён финно-угорской группы – меря (более позднее славянское название – чудь) и мордва. Их основными занятиями были охота и рыболовство, а также в меньшей степени – примитивные земледелие и скотоводство.

Меряне и мордва оставили о себе память во множестве географических названий, в первую очередь, водных объектов как самых древних, когда ни сколько-нибудь крупных поселений, ни населяющих их носителей славянского (русского) языка здесь ещё не было. Это и была первая из известных нам языковых «волн», о которых сказано выше.

На территории Вичугского края это, например, реки Волга, Сунжа, Шохна, Сеймна, Талица, Саворня, Лух, Пезуха, Вичуга (Вичужанка), Рошемка, Молчна и др., а также происходящие от них названия населённых пунктов: либо аналогичные по звучанию (Сунжа, Вичуга), либо производные от названий рек (Тезино, Луховец).

Характерная черта всех этих названий в том, что с точки зрения современного русского языка объяснить их значение невозможно. А такие «изыски» некоторых доморощенных краеведов, которые рассказывают, например, о происхождении названий Кинешма и Решма, связывая их с приключениями Степана Разина и персидской княжны («Кинешь мя» и «Режь мя») ничего, кроме улыбки не вызывают.

Корни древних финно-угорских географических названий лежат в столь же древних, во многом утраченных языках. Из современных к ним всего ближе эстонский, карельский и финский языки.

Объяснить каждое из этих названий, пожалуй, невозможно, но есть повторяющиеся во многих словах частицы, несущие главную информацию о конкретных географических или иных объектах. Так «ва» или «во» означает «вода» или «река» (Волга, Москва, Тейково, Уводь, Рожство, мордва), «ма» – «земля» (Кохма, Кинешма, Рошма, Решма, Кама, Клязьма, Кострома), «га» – «болото» (Вичуга, Ладога, Галич) и т.п.

* * * * *

В Х веке на вичугскую землю приходят славянские племена, в частности, ильменские словене и кривичи, которые сравнительно мирно слились с финнами, передав им свои навыки – в земледелии, скотоводстве, ремёслах и частично «обменявшись» языками и культурой.

Что касается распространявшегося тогда же в наших краях христианства, то православная религия тесно переплелась с языческими финскими и славянскими верованиями. Такое положение сохраняется даже до сих пор, когда, например, на Рождество в храмах выставляют наряженные ёлки, а на Пасху народ, вместо церкви,  массово ходит на кладбище.

Итак, примерно тысячу лет тому назад на территории нынешнего Вичугского района появились и славянские (русские) названия, в первую очередь, сёл и деревень: Берёзово, Васильково, Волково, Залесье, Зарубино, Золотилово, Раздолье, Семигорье, Гольчиха и многие другие. Это была вторая топонимическая «волна».

Также, с точки зрения своего происхождения любопытно название деревни Бонячки, ставшей затем центром современной Вичуги. Существует версия, что примерно до середины ХIХ века это название звучало как «Вонячки», возможно, от низменной, болотистой почвы, изобилующей «приятными» запахами соответствующих испарений. И, якобы, во времена фабриканта А.П. Коновалова, активно продвигавшего свой текстильный бизнес и, естественно, заботившегося о его имидже, в неблагозвучном названии деревни, где располагалась его фабрика, была заменена первая буква… Что затем нашло отражение и во всех официальных документах.

* * * * *

В первой половине XIII века в местный «топонимический ряд» вливается ещё одно, уже третье, вкрапление – монголо-татарское. И хотя непосредственно через современную территорию района орды Батыя в 1238 году проходили лишь «транзитом», в основном по торговым путям и по льду Волги, такие названия как Булатиха, Исуповская, Казаркино, Рахманиха, Киндяково – несут в себе отзвуки тех лихих времён…

* * * * *

Таким образом, основной топонимический «портрет» Вичугского края сложился уже примерно к XIV веку, и в последующие 500 лет в качественном отношении оставался практически без изменений. Росло население, увеличивалось число сёл, деревень и рабочих посёлков, развивалась промышленность и торговля, но ничего качественно нового в происхождении местных названий не проявлялось.

И вот, наконец, в октябре 1917 года Россия вступила на новый, социалистический путь развития. Переворот во всём – от экономики и отношений собственности до культуры и духовной жизни – вызвал неминуемые изменения и в топонимике.

Особенностью этих изменений в нашем крае было то, что они не касались названий природных объектов, и почти не затронули названий населённых пунктов.

Исключением стало лишь переименование после 1917 года на советский лад нескольких деревень и посёлков (Первомайский, Пролетарский, имени Фрунзе, имени Луначарского, имени Маркса, Калининский, Красный, имени Свердлова), которые, впрочем, под этими названиями просуществовали только до июня 1925 года, после чего (некоторые уже в виде улиц) вошли в состав города Вичуга.

Также на территории Вичугского района есть один населённый пункт с позднесоветским названием – село Красный Октябрь.

Все остальные наименования и переименования коснулись, в основном, названий улиц, предприятий и учреждений. Так в советские годы у нас появились фабрики имени Ногина, имени Шагова, «Красный Профинтерн», улицы 50 лет Октября, Большая Пролетарская, Ленинская, Володарского, Урицкого, Кооперативный посёлок, колхозы и совхозы «Путь Ленина», «Память Ильича», «Возрождение», столовая «Нарпит» и другие характерные для советской эпохи названия…

* * * * *

Вот так сложился неповторимый топонимический облик нашего края. По сменяющим и дополняющим друг друга названиям можно проследить, как развивался Вичугский край, какие события запечатлелись в исторических документах и в народной памяти.

Главное для нас с вами – не растерять знания об этих драгоценных крупицах прошлого, и передать их будущим поколениям вичужан.

М. Сметанин